Почему России не нужна «дружба» с Америкой

Почему России не нужна «дружба» с Америкой

А ведь Никки-то права

Почему России не нужна «дружба» с Америкой
фото: pixabay.com

В интервью американскому телеканалу религиозной направленности CBN Никки Хейли заявила, что Россия «никогда не будет нашим другом», и я полностью с ней согласен. Ни Россия никогда не будет другом Америки, ни Америка никогда не будет нашим другом. Как сказала госпожа Хейли, «это факт», из которого следует исходить.

Конечно, нельзя одновременно заявлять «никогда не говори «никогда» и « Америка и Россия никогда не будут друзьями». Нельзя, но я, признаюсь, сделал это нарочно — для того, чтобы показать: даже самым влиятельным и опытным политикам (к числу которых Никки Хейли пока точно не относится) не дано заглянуть за горизонт. «Дружба» — применительно к международной политике это понятие не может идти в сцепке со словом «вечная».

Во время русско-японской войны 1904–1905 годов администрация президента США Теодора Рузвельта не скрывала своих симпатий к Токио. Меньше чем через четыре десятилетия после этого, в декабре 1941 года, администрации президента США Франклина Рузвельта (дальнего родственника первого) пришлось столкнуться с неожиданным нападением японских ВВС на главную базу американского флота на Гавайях. До исламской революции в Иране в 1978–1979 годах эта страна была одним из самых близких союзников США на мировой политической сцене. А сегодня — по меньшей мере в глазах администрации Трампа — она является одним из злейших врагов Америки.

Даже в истории российско-американских отношений можно без особых усилий найти моменты взаиморасположения. 9 мая 1945 года перед тогдашним зданием посольства США на Моховой улице в Москве прошла спонтанная массовая демонстрация. Как пишет известный американский историк Джон Льюс Гаддис, советские граждане захотели выразить свою благодарность союзникам по только что завершившийся войне. Все, кто выходил из здания американского посольства, немедленно подкидывались в воздух, а затем, опять же на руках, передавались другим желающим выразить свои теплые чувства «братьям по оружию».

Нет никаких оснований полагать, что нынешний расклад сил на мировой арене не может в будущем измениться до неузнаваемости. Я, например, с легкостью могу представить себе следующий гипотетический сценарий: Китай меняет свою нынешнюю сдержанную модель поведения на подчеркнуто агрессивную, и это приводит к сближению России и Америки.

Но мы живем в том мире, который есть сейчас. В мире, который очень точно описала Никки Хейли. «Мы не доверяем России, мы не доверяем Путину», — заявила постпред США при ООН. Правильно, а мы в России не доверяем Америке и не доверяем Трампу. И, что интересно, обе стороны по-своему правы. И у них, и у нас есть достаточно веские основания не доверять друг другу.

Как же выходить из этой чреватой непредвиденными последствиями для мировой стабильности ситуации взаимного недоверия? У меня есть лишь понимание, как нам не надо выходить из нынешней ситуации. Есть убежденность, что нам не надо ставить перед собой заведомо завышенные цели вроде превращения в закадычных друзей.

Во-первых, это не получится. Во-вторых, это, по большому счету, не нужно ни им, ни нам. За десятилетия холодной войны мы настолько привыкли к ситуации взаимного соперничества, что полный отказ от этого противостояния лишает нас значительной доли психологического комфорта.

Противостояние нацеленной на «единоличное мировое доминирование и навязывание всем своих далеко не однозначных ценностей» Америке — это часть массовой российской психологической самоидентификации. Противостояние настроенной «на нарушение правил и норм миропорядка» России — это часть психологической самоидентификации американского политического класса.

Кому-то подобный взгляд на ситуацию может показаться слишком циничным. Я же — к своему сожалению — нахожу его единственно реалистичным. После крушения СССР в 1991 году мы было пробовали по-настоящему задружиться друг с другом. Но это не получилось ни у нас, ни у них — не получилось в значительной степени именно из-за эффекта завышенных ожиданий, который в конечном итоге и привел к взаимному разочарованию и взаимному отторжению.

Давайте поэтому ставить перед собой пусть не менее амбициозные, но зато более реалистичные цели. Мы не можем избежать конфронтации. Но можем пытаться «управлять» этой конфронтацией, пытаться убирать из нее элементы истеричности и чрезмерной эмоциональности. Мы можем пытаться выстроить политический диалог друг с другом на всех возможных уровнях.

В силу этих причин я не могу однозначно негативно оценить ставшее причиной для этого материала интервью Никки Хейли. Я полностью посмотрел посвященную России часть этого интервью. И могу вам доложить: тезис о недоверии нашей стране был использован постпредом США при ООН для того, чтобы оправдать и защитить линию Трампа на выстраивание диалога с Москвой.

Насколько сама Никки Хейли верит в свою собственную публичную аргументацию по этому поводу? Большой вопрос.

Я склоняюсь к тому, что поддержка диалога с Путиным — это для Хейли «долг службы», а не «зов души». Чиновник такого уровня, как постпред США при ООН, не может публично не защищать ключевые внешнеполитические решения своего босса. Он (или в данном случае она) должен либо уйти в отставку, либо наступить на горло собственной песне и «встать в строй».

Но не будем привередничать. Российско-американские отношения находятся сейчас в глубокой яме. Яме, из которой невозможно вылезти с помощью «маниловских мечтаний». Из нее можно начать вылезать с помощью медленного, постепенного, иногда болезненного налаживания диалога — диалога не с другом, но с соперником. Скажем поэтому спасибо Никки Хейли — как минимум за откровенность.

Читайте материал: Хейли: США не доверяют России и никогда не будут

Читайте наши новости первыми — добавьте «МК» в любимые источники.

Источник: rbc.ru

Добавить комментарий

*

семь − 5 =