На фестивале польских фильмов исследовали исчезновение стервятников

На фестивале польских фильмов исследовали исчезновение стервятников

Режиссер Иоанна Кос-Краузе: «Для подготовки убийц нужно время. Просто так ничего не происходит»

На фестивале польских фильмов исследовали исчезновение стервятников

Мацей Пепшица лично получил награду, заметив, что год был хорошим для польского кино, поэтому есть что показать. Сам он в третий раз принимает участие в «Висле». Восемь лет назад приезжал в Москву с дебютом. Четыре года назад представлял картину «Желание жить», участвовавшую теперь в новой программе «The best of «Висла», состоявшей из лучших фильмов фестивалей прежних лет. Свою новую работу «Я — убийца» Мацей посвятил невинно убитым детям, хотя она немного о другом. Ее главный герой расследует убийство племянницы первого секретаря, ищет маньяка, но постепенно предает собственные идеалы, променяв их на материальные блага. Он осуществит мечту рядового польского гражданина той поры — станет счастливым обладателем цветного телевизора. Благо дефицитный товар лично распределяет первый секретарь. Вопрос «кто же убил?» так и останется на совести подававшего надежды «честного» следователя.

Награды за лучшую женскую роль удостоена Агнешка Мандат, сыгравшая, несмотря на зрелый возраст, едва ли не первую главную роль в картине «След зверя» классика мирового кино Агнешки Холланд и ее дочери Каси Адамик. Эксцентричная учительница пани Душейко одна живет в лесу, переполненном трупами животных и людей. Среди них обнаружит даже тело шефа местной полиции. Надоедливая «старушка» замучила его подчиненных безудержной экологической активностью. Сама Холланд определила жанр картины бесконечной тирадой: феминистско-анархистская черная комедия с криминальным уклоном. «След зверя» также получил приз зрительских симпатий, а еще раньше был отмечен на Берлинале призом имени Альфреда Бауэра за перспективы и инновации.

В Москве отмечена и работа 30-летнего актера Якуба Гершала в картине «Лучше всех» Лукаша Пальковского. Говорят, что Михаил Сегал отстаивал этот фильм, как лев. Настолько он ему понравился. Он даже заявил, что ничего лучше не видел. Для фильма «Послеобразы» — последнего в карьере польского классика Анджея Вайды, которого не стало в 2016 году, жюри придумало спецприз с формулировкой «За неповторимый интеллектуальный тандем актера и режиссера». Картина рассказывает о художнике Владиславе Стржеминском, лишенном в социалистической Польше возможности работать как ненадежный в идеологическом плане человек. Главную роль сыграл Богуслав Линда.

Жаль, что не отметили одну из лучших и самобытных картин конкурса «Птицы поют в Кигали» супругов Иоанны Кос-Краузе и Кшиштофа Краузе. Иоанна лично представила ее в Москве. Пани Кос-Краузе рассказала о том, в каких трудных условиях проходила работа.

На фестивале польских фильмов исследовали исчезновение стервятников
фото: Светлана Хохрякова

— Во время съемок умер мой муж. Не стало и оператора картины. Все было так, как случается во время геноцида. Все ложится на плечи женщин. В Руанде именно они пришли к власти. Женщины руководят там даже тюрьмами. У меня был опыт общения с жертвами геноцида и теми, кто истреблял людей. В Руанде нет людей, которых бы не затронул террор. Люди делятся на жертв, убийц и их потомков. Даже на съемочной площадке мы знали, кто есть кто. Нашу героиню тоже затронул геноцид. В Руанде много смешанных браков, а это значит, что либо муж должен был быть забит женой, либо наоборот. Там много женщин, которые убивали, чтобы их не изнасиловали. До геноцида Руанда была цивилизованной страной. Там есть университеты. Но многие профессора, получившие образование во Франции, до сих пор сидят в тюрьмах. Все это и сейчас актуально для Судана и Бирмы. Такова темная часть нашей природы. Существует некий цикл в истории человечества, когда дело доходит до самоуничтожения. Для подготовки убийц нужно время. Просто так ничего не происходит. Сегодня в обществе присутствует элемент отрицания. Кто-то в Руанде не хочет признавать очевидное, то, что геноцид был. Мы долго там находились. У нас появились друзья, но прототипов как таковых у героев фильма нет.

Птицы в Руанде начинают петь уже с трех часов ночи, да так, что невозможно спать. Они — метафора цикла жизни. После затишья жизнь начинает возрождаться. В 90-е годы стервятники всюду умирали — в Индии, Африке, и никто не мог понять, почему так происходит. Главная героиня фильма — орнитолог. Она исследует причину того, почему замолчали птицы. Удивительный факт — численность стервятников возродилась благодаря геноциду. Повсюду лежали тысячи трупов, которыми они питались. Пожалуй, ничего подобного в истории еще не было. Картина снималась 72 дня, из них 22 дня в Польше. На два дня мы отправились в Кению на поиски стервятников, поскольку в Руанде их уже нет. Остальные сорок с лишним дней мы работали в Кигали.

Закрывался фестиваль духоподъемным фильмом «План Б» Кинги Дембовски, где почти каждый герой испытал несчастье — умирают близкие, нет любви и понимания, но все будет хорошо. Картина сделана тонко и деликатно, разве что слегка переборщили с героем, освободившимся из мест лишения свободы. Он настолько образцово-показательный, что думаешь, а был ли он в чем-то виноват. Другой фильм Дембовски «Мои дочери — коровы» режиссер представляла в секции «The best of «Висла». Всякий раз поражает, какой интерес у нас вызывает польское кино, собирающее полные залы, чем не может похвастать почти ни один другой фестиваль национального кино. Этот факт признают и устроители разнообразных недель кино, проводящихся в Москве. Возможно, фокус в близости культур. Но и в Польшу ежегодно привозят по сотне российских картин — эффект тот же.

Читайте наши новости первыми — добавьте «МК» в любимые источники.

Источник: korrespondent.net

Добавить комментарий

*

три + тринадцать =