Михаил Рахлин – о легендарном клубе дзюдо, отце и знаменитых учениках. ЭКСКЛЮЗИВ

СПОРТ

Михаил Рахлин – о легендарном клубе дзюдо, отце и знаменитых учениках. ЭКСКЛЮЗИВ

13:16 27/11/2019

Михаил Рахлин – о легендарном клубе дзюдо, отце и знаменитых учениках. ЭКСКЛЮЗИВ

«Клуб Дзюдо Турбостроитель» – преемник спортивного клуба Ленинградского Металлического завода, одного из старейших спортивных клубов, где еще в конце 60-х проходили первые во всей стране тренировки самбо и дзюдо. В этом году легендарный клуб отмечает 50-летний юбилей. Об истории места и его значении для спортивной жизни страны телеканалу «МИР 24» рассказал президент организации, заслуженный тренер России Михаил Рахлин.

— В первую очередь позвольте поздравить вас с юбилеем. Как будете отмечать?

Михаил Рахлин: Большое спасибо. Действительно, такая большая дата. Ни один клуб на всем постсоветском пространстве, наверное, не может похвастаться такой славной традицией. Больше того, у нас 50 с хвостиком. На самом деле нашем клубу 55 лет. 50 лет просто названию «Турбостроитель», связи с Ленинградским металлическим заводом. Туда в 1969 году пришел работать мой отец. А на самом деле он пришел уже с готовой группой хороших ребят, которых он пять лет тренировал в другом месте. Это был дом №21 по улице Декабристов. А уже здесь они обрели свою независимость, самостоятельность.

— А как часто вообще выпускники к вам приезжают? Имею в виду не столько Владимира Владимировича [Путина], сколько Бориса Ротенберга и других.

М.Р.: Ну, конечно, мы регулярно общаемся. Бывают моменты, когда они заезжают в зал потренироваться. Это, конечно, не так часто, как это было раньше. Но до сих пор те ребята, которые тренировались в 1964, 1965, 1966 годах и позже, они до сих пор приходят сюда. Они приезжают к нам два раза в неделю. У них такой активный образ жизни вместе с дружбой.

— А то, что у вас так много именитых выпускников, это помогает вам привлекать новых спортсменов, детей?

М.Р.: Несомненно. Люди идут на имена, люди идут на личности. Причем не только на имена выпускников, но и на имена тренеров. Сегодня процентов 90 тренерского состава нашей школы, нашего клуба – это наши выпускники. Это ребята, которые боролись на уровне мастеров спорта, на уровне национальной команды. После этого они получили образование и вернулись в свой клуб, чтобы воспитывать и готовить новую смену.

— Очень часто сложно привлечь детей к занятиям спортом. Как привлечь детей в зал сейчас?

М.Р.: Надо их вовлекать в это быстрее, чем они начинают сидеть за компьютером. Это один из способов. Конечно, никто не отменял личностного примера, когда в человека влюбляются, идут за ним, тянутся сильнее, чем к любому компьютеру, телефону. Такое все равно осталось, такое все равно существует. Мы должны вовлекать в любовь к спорту, в активный образ жизни детишек с раннего возраста. Другое дело, что спортом не надо заниматься в этом возрасте, в 5-7 лет. Мы набираем сюда детишек в этом возрасте, мы их развиваем, мы в них вкладываем. Акробатика, гимнастика, игры, прыжки и так далее. Вовлекаем их в это общение, в эту дружбу, в умение себя преодолевать и развивать. И потихоньку, через 3-4 годика, мы начинаем их уже привлекать в дзюдо.

— Вам не обидно, что половина журналистов, приезжая к вам, задают вопросы не столько о вас, не столько о дзюдо, сколько об отце и о Владимире Владимировиче Путине?

М.Р.: Я горжусь этим. Хотя я знаю цену своему труду, своей работе. Но я горжусь тем, что я в какой-то степени являюсь наследником этой истории. Что я эту историю соблюдаю и развиваю.

— В одном из интервью вы сказали, что отец был расстроен, что Владимир Владимирович [Путин] не до конца реализовал себя именно как спортсмена. Это так?

М.Р.: Отчасти да. Я думаю, в какой-то степени. Потому что он мог еще большего достичь на татами, на ковре. Он был хорошего уровня спортсменом. Уверен, он мог достичь большего. Но он выбрал свой путь. Немножко другой. Вовремя остановился, вовремя его приоритеты сместились. Не думаю, что отцу это понравилось. Но в результате он принял его сторону.

— Правда ли, что ваш отец общался с родителями своих воспитанников, в том числе бывал в гостях?

М.Р.: Он много общался и с преподавателями в школах, и с педагогами в институтах. С родителями, ходил к ребятам в дома, чтобы понимать, как они живут. Кого-то приглашал к себе. Потому что кого-то из ребят банально накормить нужно было. Они тренировались, а дома еды не было. Он кого-то приглашал к себе якобы передвинуть холодильник, а на самом деле хотел накормить. Это была обычная практика. Они жили одной семьей, одним коллективом, одной командой.

— Сейчас бои превращаются в шоу. Как вы к этому относитесь?

М.Р.: Я не считаю ММА спортом. Потому что люди взяли всего по чуть-чуть. А отдельной практики ММА нет, ее не существует. Как отдельного вида спорта. На мой взгляд. Мне эта история не нравится, она мне не симпатична. Хотя отдельные персонажи, отдельные герои, конечно, заслуживают уважения.

— Вы имеете в виду Хабиба?

М.Р.: Ну да, Хабиба нужно слушать, с Хабибом нужно разговаривать. С ним надо общаться. Думаю, еще далеко не много было сделано, чтобы понять, как он этого достиг и как он этого достигает. Потому что у него высочайшего уровня интеллект. Потому что то, как он это делает… Мне кажется, что он просто смеется и издевается и над тем, что он делает, и над своими соперниками.

— При этом он популяризирует ММА. Но в дзюдо я такого человека не знаю.

М.Р.: К сожалению, да. Но есть яркие спортсмены, есть образованные ребята, есть воспитанные ребята. Это наша беда как руководителей спорта, что мы этого не делаем. В других странах есть спортсмены, которые на себе вытягивают виды спорта. Самый яркий пример – легендарный дзюдоист Ясухиро Ямасита.

— Сколько России стоит ждать медалей в дзюдо на грядущей Олимпиаде в Токио?

М.Р.: Я не тренер национальной сборной. Но я уверен, что медали будут. Я даже надеюсь, что это будут и золотые медали. Наверное, такого феноменального успеха, как в Лондоне, не будет. Уровень очень сильно вырос, да и японцы безумные усилия прикладывают, чтобы у себя дома выступить лучше, чем в предыдущих турнирах. Но я надеюсь, что медали будут. Три-четыре медали должны быть у российской команды. Как у мужчин, так и у женщин. Сложно. Кого-то назову, кого-то не назову – будет неправильно. Практически в каждой категории у мужчин и в двух-трех категориях у женщин будут претенденты на медали. 

Источник

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)